Image Alt

Дети апокалипсиса. Часть 2

Дети апокалипсиса. Часть 2

Дети апокалипсиса — антикризисные менеджеры.

Звучит, казалось бы, смешно! А на деле оказывается: есть люди, которые в обычное время смешат окружающих своими списками, аптечками, знанием принципов оказания первой помощи, требованием переходить дорогу в положенном месте. А заодно — владеют языком слепоглухонемых и всегда смотрят план эвакуации из здания, когда идут в кино (ну, и просто “why not” — изучили правила контраварийного вождения). Смеются-то над ними смеются, вот только, если на всю компанию из ста человек вдруг оказывается нужно помочь слепоглухонемому клиенту из Конго… Тут и пригождается наш герой: эффективность — 80/20, всё по принципу Паретто.

Сегодняшнее время — сложное.

Именно сейчас быстрее всего адаптируются люди, которые до всех событий (и пандемийных, и самых актуальных сегодня) уже пережили что-то страшное, трудное

Они успели научиться переживать собственный ужас и научились строить всё с нуля (часто — неоднократно). Они уже знают, как из ужаса и бессилия возвращаться обратно — к жизни: даже если пока кажется, что это бессмысленно.

Они просто делают.

Весь этот опыт преодоления даёт им набор уникальных навыков (вполне себе hard, хотя, конечно, и soft). Этих навыков у таких людей очень много, и все незаменимы:

  • Способность прогнозировать: часто дальше и глубже, чем могут окружающие, да еще и по самым «слабым» точкам системы. Они просто видят: потому что понимают, куда смотреть. К тому же часто таких людей с первого раза не слушают (не верят им) — и потому, когда пушной зверь действительно настаёт, в головах этих людей невольно всплывает цитата: «Словами “Я же говорил” этого не передать». В условиях цейтнота способность прогнозировать слабые места и умение приложить ресурс именно туда, куда нужно — бесценны.
  • Навык самоорганизации и организации систем в условиях нехватки этого самого ресурса. Если ресурс, которым управляет повышенный тревоженец, составляет 5% от необходимых ста, — то эти 5% будут поставлены ровно на ту точку, где принесут максимум эффекта. Причем часто этот эффект будет сильнее, чем условные 15% ресурса, поставленные в другую точку человеком порасслабленнее — всё потому, что способность прогнозировать и управление малыми дозами сил невольно учит использовать крохи по максимуму. Это тоже бесценный навык и для компаний в сложные времена, и для семейных ячеек: всех организовать, всех построить, всем выдать задание. Обычно этот труд ложится на плечи людей, которые и так это уже делают — годами. В ситуациях экстренных они это делают, уже умея.
  • Навык сочувствия, аптечки, плеча рыдающему. Сами повышенные тревоженцы часто или не умеют плакать, или делают это в специально отведенных местах (у терапевта и за много денег, и то доверяют не сразу). Не открывая свои чувства окружающим, даже близким, сами они хронически «работают» медсестрой, няней, терапевтом и пожарным для окружающих. Рядом с такими людьми другим обычно спокойно и надежно: этот — вытащит, спасет, поможет, утешит, яичницу приготовит. (Отдельный вопрос — как быть, чтобы такой человек рядом с нами не свалился от усталости. И что делать, если этот человек — мы. Об этом мы еще расскажем.)
  • Навык (увы) скрывать свои чувства, даже если внутри всё хронически трясется от боли или тревоги. Этот навык наш тревоженец обычно рано осваивает. Делиться с окружающими — часто себе дороже: засмеют, начнут давать советы, которые были опробованы уже 10 лет назад, будут рассказывать «А вот у меня» — в общем, вместо сочувствия и помощи реакция окружающих заставит лишь тратить ресурс, которого и так немного. Поэтому, чтобы избегать вот этого всего, люди с повышенной тревожностью очень хорошо умеют держать лицо и мастерски скрывать от окружающих бурю внутри: так — дешевле. Умение скрывать шторм внутри очень пригождается им: во-первых, когда наступает реальная страшная ситуация (некогда бегать и кричать). Во-вторых, эта способность помогает окружающим: пока все бегают по потолку, у этого — уже план и аптечка в руке. Такое спокойствие заражает остальных, оно благотворно.

Принято считать, что тревожные люди — проблема. Но это не так: у каждой медали две стороны, и то, что приносит дискомфорт, может обернуться золотым запасом — как в случае с нашими героями.

Пока люди, не имевшие длинного опыта преодоления ужаса,  люди, не имевшие опыта собирания себя через омовение мертвой водой и уж потом — живой, пока те, кто не администрировал падающую Башню, (надо понимать, когда именно она упадет, но до этого времени — успеть то и это, прямо внутри, и знать, когда нужно сказать: “А вот теперь — выходим”) пока люди кругом пытаются собраться с силами, чтоб начать просто дышать, а потом уже — остальное, пока людям очень страшно и страх сковывает в оцепенение, когда твои же силы (которых обычно много) вдруг упали к ногам и придавили к полу, а сверху — упал купол вины и стыда, и ещё сверху — вины за стыд и стыда за вину (перемешать, но не взбалтывать), — пока люди кругом вспоминают, как дышать и идти,  на смене уже работают антикризисные менеджеры.

Дети апокалипсиса, которые в этом (или похожем) уже бывали.

Удивительные люди, навыки которых не о красивом и милом, а о сложном и страшном, — но эти навыки сохраняют самое красивое и самое нежное, что только и есть в мире.

Часть 1      Часть 3

Текст: SEVERLAND

Фото: SEVERLAND

Lorem ipsum dolor sit amet, consectetur adipisicing elit sed.

Follow us on